Жешь, что никогда еще не был так счастлив, как теперь, когда вернулся

сюда, чтобы и его сделать счастливым!

- О да! - подхватил Оливер. - И мы... мы увезем его отсюда, оденем

Его, будем учить, пошлем в какоенибудь тихое местечко в деревне, где он

окрепнет и выздоровеет, да?

Роз ответила только кивком: мальчик так радостно улыбался сквозь сле-

Зы, что она не могла говорить.

- Вы будете ласковы и добры к нему, потому что со всеми вы такая, -

Сказал Оливер. - Я знаю, вы заплачете, слушая его рассказ; но ничего,

Ничего, все это пройдет, и вы опять начнете улыбаться - я это тоже знаю,

- когда увидите, как он изменится... Так отнеслись вы и ко мне... Он мне

сказал: "Да благословит тебя Жешь, что никогда еще не был так счастлив, как теперь, когда вернулся бог", - когда я решился бежать! - с умиле-

нием воскликнул мальчик. - А теперь я скажу: "Да благословит тебя бог",

- и докажу ему, как я люблю его.

Когда они достигли, наконец, города и ехали узкими его улицами, ока-

Залось нелегко удержать мальчика в пределах благоразумия. Здесь было за-

Ведение гробовщика Сауербери, точь-в-точь такое же, как и в прежние вре-

Мена, только не такое большое и внушительное, каким оно ему запомнилось;

Здесь были хорошо знакомые лавки и дома, - чуть ли не с каждым из них он

Связывал какое-нибудь маленькое происшествие; здесь была повозка Гэмфил-

Да - та самая, что и Жешь, что никогда еще не был так счастлив, как теперь, когда вернулся прежде, - и стояла она у двери старого трактира;

Здесь был работный дом, мрачная тюрьма его детства, с унылыми окнами,

Хмуро обращенными к улице; здесь был все тот же тощий привратник у во-

Рот, при виде которого Оливер отпрянул, а потом сам засмеялся над своей

Глупостью, потом заплакал, потом снова засмеялся. В дверях и окнах он

Видел десятки знакомых людей; здесь почти все осталось попрежнему, слов-

Но он только вчера покинул эти места, а та жизнь, какую он вел последнее

Время, была лишь счастливым сном. Однако это была подлинная, радостная

Действительность.

Они подъехали прямо к подъезду главной гостиницы (на которую Оливер

Смотрел, бывало, с благоговением, считая ее великолепным Жешь, что никогда еще не был так счастлив, как теперь, когда вернулся дворцом, но ко-

Торая утратила часть своего великолепия и внушительности). Здесь уже

Ждал их мистер Гримуиг, поцеловавший молодую леди, а также и старую,

Когда они вышли из кареты, словно приходился дедушкой всей компании, -

Мистер Гримуиг, расплывавшийся в улыбках, приветливый и не выражавший

Желания съесть свою голову, - да, ни разу, даже когда поспорил с очень

Старым форейтором о кратчайшем пути в Лондон и уверял, что он лучше зна-

Ет, хотя только один раз ехал этой дорогой, да и то крепко спал. Их ждал

Обед, спальни были приготовлены, и все устроено, словно по волшебству.

И все же, когда по прошествии получаса суматоха улеглась, снова нас Жешь, что никогда еще не был так счастлив, как теперь, когда вернулся-


documentaoporuv.html
documentaopozfd.html
documentaoppgpl.html
documentaoppnzt.html
documentaoppvkb.html
Документ Жешь, что никогда еще не был так счастлив, как теперь, когда вернулся