4 страница

4 страница

Я уставилась на свою тарелку. Мне казалось, я уже успела достаточно пообщаться с Лорной во время свадьбы и того уикэнда, что я провела с ними. Вечера по четвергам были единственным временем, когда я видела папу без нее, и то лишь потому, что она вела новости в шесть часов, «Быстрый Прогноз» в девять тридцать и еще один новостной выпуск, уже в одиннадцать. По четвергам она была единственным метеорологом на студии.

- Ну, Эшли правда была занята, и…

- Знаю, - кивнул он. – Но после свадьбы, когда все уляжется, может, вам втроем съездить куда-нибудь? На пляж или еще куда-то? Я оплачу, - он 4 страница улыбнулся, - Она бы тебе действительно понравилась, ты только дай ей шанс, милая.

- Она мне и так нравится, - теперь я чувствовала себя виноватой. А еще злой на Эшли, которая спряталась дома со своим женихом, бросив меня одну здесь среди рассказов о Лорне.

- Эй, Мак МакФайл! – раздался громкий голос позади меня, и какой-то огромный, действительно огромный, мужчина хлопнул отца по плечу. – Не виделись тысячу лет, ты, хитрый пес! Как ты?

Папа встал и с улыбкой пожал руку мужчине, затем повернулся ко мне.

- Это моя дочь Хейвен. Хейвен, это самый чокнутый сукин сын, который когда-либо ходил по земле, Тони Треззора. Он 4 страница был самым громадным полузащитником в старшей школе.

Я вежливо улыбнулась, задаваясь вопросом, скольких же чокнутых сучьих сынов знал мой отец. Примерно так он и представлял мне своих многочисленных знакомых. Я вернулась к пасте, а Тони Треззора сел за наш столик, задев коленями крышку, так что мне даже пришлось придержать стакан с водой. Я как раз изучала размер шеи Тони, когда из-за моей спины появилась огромная перечница, и чей-то голос весело поинтересовался:

- Перца, мадам?

- О, нет, - отозвалась я, - спасибо.

- Вы выглядите так, как будто вам нужен перец. Поверьте мне!

Два легких движения, и щепотка перца легла на 4 страница мою тарелку. Я обернулась на человека, державшего перечницу, и чуть не свалилась со стула.

Это был Самнер.

- Привет, - ошарашено сказала я, пока он убирал перечницу в карман своего фартука, а из другого кармана достал какую-то белую субстанцию.

- Сыра?

- Нет, - покачала я головой. – Поверить не могу…

Еще два легких движения, и на моей тарелке оказался сыр. Самнер широко улыбался, глядя на меня.

- Ты любишь сыр, Хейвен, я же помню.

- Что ты здесь делаешь? – спросила я. Последний раз я видела его в супермаркете, через несколько недель после того, как Эшли порвала с ним. Он работал в отделе фруктов и старательно 4 страница избегал моего взгляда, даже когда поздоровался и пошутил о чем-то.

- Я – перечно-сырный человек, - он снова потряс перечницей над моей тарелкой и снова убрал ее в карман, как будто она была пистолетом, а он – гангстером. – А еще я могу наполнить водой твой стакан, если ты умираешь от жажды.

- Нет, спасибо, - отказалась я, все еще уставившись на него, пока он собирал со стола пустые тарелки. Папа и Тони Треззора оживленно говорили о чем-то и даже не замечали его.

- Как дела у мамы? – он огляделся вокруг, изучая остальные столы.

Я была так удивлена встречей с ним и его появлением 4 страница из ниоткуда с сыром и перцем, что даже не услышала вопроса.



- Давно ты вернулся в город?

- Пару недель назад, - он отошел в сторону, пропуская миниатюрную девушку с огромным подносом в руках, которая с трудом балансировала между столиками. – Я все еще в школе в Коннектикуте, но сейчас думаю о том, чтобы взять перерыв. Пока не уверен, в общем.

- Серьезно, - начала я, когда он подошел обратно. – Тебе стоит…

Он махнул рукой, напомнив мне мима из пантомимы. Я остановилась на полуслове, внезапно осознав, что собиралась сказать «Тебе стоит позвонить Эшли». Наверное, даже к лучшему, что эти слова так и не прозвучали вслух. Сестра сейчас 4 страница с трудом отвечала на телефонные звонки, тем более, если звонящий остался где-то в ее далеком прошлом.

Я сидела, зачарованно наблюдая за работой Самнера, как он подходит то к одному столику, то к другому, предлагает сыр и перец и убирает пустые тарелки. Папа и огромный мужчина все еще продолжали разговаривать. Мысленно я переживала, что могла бы сказать что-нибудь более важное, что-то острое – не знаю. В конце концов, это был такой короткий разговор с бывшим парнем Эшли, который действительно мне нравился!

Позже, когда я закончила со своим ужином, я направилась в дамскую комнату и увидела Самнера 4 страница, сидящего в задней комнатке, поедающего что-то и пересчитывающего деньги. Он подняла голову и махнул мне рукой, и я подошла к нему, сев рядом.

- Ну, рассказывай, как ты, - сказал он, убирая пачку банкнот в карман брюк. – Естественно, кроме того, что ты высокая и прекрасная.

- Слишком высокая, - поморщилась я.

- Вовсе нет, - запротестовал он, взял тарелку, стоявшую тут же на скамейке, накрутил немного пасты на вилку и указал ею на меня. – Ты должна быть благодарна, что такая высокая, Хейвен. Высоких людей уважают во всем мире. А если ты мелкий и незаметный, никто не уделит тебе и пяти минут.

- А я не хочу 4 страница быть уважаемой. Я хочу быть нормальной.

- Это явно переоценено. Поверь мне. Даже те, кто по твоему мнению супер-пупер нормальные, чем-то в себе недовольны.

Пока он говорил это, мимо нас, улыбнувшись Самнеру, прошла высокая официантка с длинными светлыми волосами. Он дождался, когда она отойдет подальше и сказал:

- Вот, к примеру, она. Она выглядит нормально.

Я проследила за девушкой.

- Что, скажешь, нет?

Я только пожала плечами.

- Понимаешь, - продолжал он, - никто не считает, что выглядит нормально. У нее вот типичная красота блондинки, верно? Но на самом деле, - он придвинулся ко мне, словно собирался рассказать страшную тайну, - у нее есть 4 страница шестой палец.

- Нет! – воскликнула я.

- Богом клянусь, это правда, - Самнер вернулся к своей пасте. – Босоножки. Лишь вчера. Сам видел.

- Ну ладно, - согласилась я, все еще недоверчиво глядя на него. Он усмехнулся.

- Судя по всему, счастливые дни детства, полные безоговорочного доверия, закончились, а? Ты уже не веришь мне так, как раньше.

Папа и Тони Треззора были отлично видны с моего места. Папино лицо покраснело и раздобрело от нескольких кружек пива.

- Я не верю во многие вещи.

Девушка с «шестым пальцем» снова прошла мимо нас, улыбаясь Самнеру. Он улыбнулся в ответ, а для меня кивнул на ее ноги. Я смутилась, словно подглядывала за чужой 4 страница жизнью, когда не должна была этого делать.

- А, - начал он через несколько минут молчания, - как там Эшли?

- Хорошо, - отозвалась я. – Замуж выходит.

Самнер хихикнул.

- Серьезно? Да, я и не думал, что она из тех, кто выходит замуж так рано. И кто же он?

- Парень по имени Льюис Уоршер. Работает в том же торговом центре. - Я не знала, что еще добавить о Льюисе, чтобы описать его тому, кто не был с ним знаком. – Водит Шевроле

Самнер кивнул, словно это было полезной информацией.

- Эшли Уоршер. Звучит, словно ты набил целый рот конфет, прежде чем начать говорить.

- Он неплохой,- сказала 4 страница я. – Но Эшли сейчас просто слетает с катушек, потому что «свадьба так скоро, а все идет не так».

- Эшли выходит замуж, - медленно проговорил Самнер, словно эти слова были фразой из иностранного языка, и он не вполне понимал их значение. – Да, я чувствую себя старым.

- Ты не старый, - фыркнула я.

- Ну а тебе сколько лет?

- Пятнадцать, - сказала я, а затем добавила, - в ноябре будет шестнадцать.

Он протяжно вздохнул, откидывая голову назад.

- Я старый. Древний. Если тебе пятнадцать, то я уже просто пенсионер. Маленькая Хейвен. И ей уже пятнадцать!

Тем временем папа начал оборачиваться по сторонам в поисках меня, поняв, что 4 страница я отсутствую дольше, чем следовало бы для похода в дамскую комнату. Тони Треззора не замечал ничего, продолжая говорить. Я схватила Самнера за рукав, и мы вместе подошли к столику. Папа улыбнулся и с улыбкой сказал:

- Вот ты где! А я уж было подумал, что меня бросили.

- Пап, ты ведь помнишь Самнера? - сказала я, Самнер протянул руку, и папа пожал ее, привстав. – Он встречался с Эшли.

- Самнер, как ты? – весело поинтересовался отец, тряся руку парня. – Чем занимался в последнее время?

- Я был в школе, в Коннектикуте, - ответил Самнер, когда папа, наконец, отпустил его руку. Наш отец был преданным поклонником долгих и 4 страница сильных рукопожатий. – А сейчас вот взял перерыв. Чтобы поработать, ну и так далее.

- Что ж, в этом нет ничего предосудительного! – воскликнул папа, словно кто-то сказал, что нечто предосудительное все же было. – Работа – пожалуй, лучший жизненный опыт.

- И это правда, - кивнул Тони Треззора.

- Ну, думаю, мне пора идти, - сказал Самнер. – Следующая смена начнется через пятнадцать минут.

- Здесь? – удивилась я.

- О, нет. На другой работе, - пояснил он. – Точнее, на одной из других.

- Не всем нравятся работники, совмещающие несколько мест, - сказал папа. – Будь осторожен, Самнер, - шутливо предупредил он.

- Конечно. Приятно было увидеться с вами снова, мистер МакФайл, - Самнер повернулся ко мне 4 страница, а папа опустился на стул, возвращаясь к уже остывшему блюду. Тони Треззора извинился за беспокойство и направился к бару, вероятно, в поисках другой аудитории. – И я был рад увидеть тебя, Хейвен. Скажи Эшли… - он замолчал, - ну, если вдруг разговор зайдет, что я спрашивал, как она. И поздравления, конечно. С замужеством.

- Я передам ей, - пообещала я. – Думаю, она хотела бы тебя увидеть.

Я не знала этого наверняка, но эта фраза казалась подходящей. Он улыбнулся.

- Не факт. Но прошлое – есть прошлое. Не переживай, ладно? И не забывай, что я тебе сказал, - он многозначительно поднял бровь, когда девушка с «шестым пальцем» вновь 4 страница прошла мимо нас. – Увидимся.

- Пока, Самнер, - я смотрела ему вслед, как он идет по ресторану, выходит за дверь и идет по улице. Мне снова вспомнилась поездка в Вирджинию, звезды над его машиной и музыка. Теперь это казалось таким далеким.

Когда я села на свое место рядом с папой, с улицы донесся знакомый рокот – Самнер отъезжал на другую работу, сопровождаемый своим саундтреком, как отъезжал от нашего дома много-много раз.

***

В машине по дороге домой я посмотрела на папу. Его густые волосы развевал ветер, врывавшийся в окно.

- Разве не здорово было снова увидеть Самнера? – спросила я его.

- Понимаешь, милая, - сказал папа, - я 4 страница не уверен, что точно помню этого Самнера. Он, кажется, тот футболист?

- Папочка, - я удивленно покосилась на него. – Поверить не могу, что ты его не помнишь! Он действительно тебе нравился!

- Они все мне нравились, - рассмеялся папа, сворачивая к нашему дому. – У меня не было выбора.

Шины взвизгнули на дороге, и я представила папину машину. Мама всегда говорила, что собственный номерной знак – глупая вещь, но, тем не менее, у папы он был.

- Они все перемешались в моей голове, - добавил папа. – Их было слишком много.

- Самнер был другим, - не согласилась я. – Он ездил с нами в Вирджинию, помнишь? Ты 4 страница тогда получил путевку, и мы остановились в том милом отеле.

Он прищурился, словно мысленно вернуться назад требовало больших усилий. Затем быстро сказал:

- Да, точно. Теперь я вспомнил. Он был хорошим парнем.

В этом был весь мой отец – он запоминал только хорошие вещи. О чем бы я ни заговаривала, все для него было «хорошим» - парни Эшли, поездки или семейные праздники. Кажется, это называлось выборочной памятью. А сейчас он был готов начать новую жизнь, с новой женой и в новом доме, и создать новые воспоминания, легко отбросив старые.

Мы остановились на нашей подъездной дорожке, припарковавшись прямо за машиной Льюиса. Мотор Шевроле все 4 страница еще работал, и Эшли сидела внутри. Услышав шум, она обернулась, и по ее взгляду я поняла, что они ссорятся, и нам лучше не вмешиваться. К сожалению, папа не понял молчаливого сигнала дочери и помахал ей. Она только поджала губы. Льюис продолжал что-то говорить.

- Они спорят о чем-то, - пояснила я.- Спасибо за ужин.

Папа вздохнул и развернул машину.

- Увидимся через неделю, - он поцеловал меня в щеку, и я выбралась из машины. – Нужны карманные деньги?

- Нет, все отлично.

Я никогда не брала у него денег, даже если они были мне нужны. Эшли же обычно говорила, что тоже не берет, хотя однажды 4 страница, когда ее кредитная карточка была заблокирована… Ладно, это было действительно лишь однажды. А вот я чувствовала бы себя неуютно, принимая деньги от отца, как если бы каким-то образом предавала маму. В конце концов, мои четыре двадцать пять в час в «LittleFeet» были не такими уж большими деньгами, но это было хотя бы что-то, пусть их и не всегда было достаточно.

Пока папа отъезжал, я стояла на дорожке, слушая его прощальный гудок в мою честь. Когда он скрылся за поворотом, я пошла к дому. Голос Эшли стал громче, теперь я могла разобрать слова.

- Льюис, дело не в 4 страница этом! А в том, что ты ничего не сделал, чтобы остановить их!

Я узнала этот тон, ледяной и звенящий, словно ты говоришь в пустой комнате, и эхо отражается от стен.

– Я даже не подозревала, что ты можешь быть таким! Мне казалось, ты должен защитить меня.

- Милая, я не думаю, что все так плохо, как ты говоришь. Они всего лишь высказали свое мнение. Это был просто разговор, а не какая-то атака на тебя!

- Ладно, Льюис, все ясно. Раз ты не можешь понять, что меня расстраивает, вряд ли я могу ждать, что до тебя дойдет, что бы я сделала 4 страница на твоем месте. Но ведь ты мой жених, в конце концов!

Повисло молчание, так что я даже смогла расслышать музыку «Зачарованных», доносившуюся из соседского дома. Не останавливаясь возле машины Льюиса, я прошла к нашему дому, сняла обувь и села на ступеньках.

- Все, - произнесла, наконец ,Эшли громко своим фирменным тоном «С-меня-довольно», – думаю, обсуждений достаточно. Скажу только, что эту сторону тебя я не знала до сегодняшнего вечера.

- Эшли, ради бога! – я встала. – Я понимаю, что ты была не в настроении, но они – моя семья, неважно, какая, безупречная или нет. И я не собираюсь сидеть здесь и ругать их лишь для того 4 страница, чтобы ты почувствовала себя лучше.

В этот момент Льюис словно стал выше ростом. Я ожидала молний и грома, землетрясения или схода лавины, метеорита, в конце концов, но вместо этого послышался лишь грохот захлопываемой двери и слова Эшли:

- Здесь больше не о чем говорить. Я не хочу тебя видеть сейчас, Льюис. Не знаю, когда захочу снова быть возле тебя.

- Эшли.

Ну вот оно: стоило моей сестре выйти из машины и направиться к дому, как Льюис растерял весь свой новоприобретенный пыл и стал прежним – тихим, молчаливым, немного беззащитным перед своей невестой. Но уже было слишком поздно. Эшли уже 4 страница была взвинчена, и ему оставалось лишь молча мириться с этим, хотел он этого или нет.

Сестра прошла по дорожке, увидела меня и замедлила шаг ровно настолько, чтобы хватило времени послать мне убийственный взгляд. На ней было то самое платье, которое «делало ее святой», и в ярком свете фонарей она казалась почти сияющей. Она скинула обувь, с шумом приземлившуюся возле входной двери, и села на качели, молча глядя перед собой. Льюис все еще сидел в машине и ждал.

- Что произошло? – спросила я через несколько томительных минут тяжелого молчания, когда по улице с громким лаем пробежала собака Уэзеров. Ее гавканье больше напоминало кряканье 4 страница, и папа всегда подшучивал над ней, называя ее Уткопсом, когда миссис Уэзер его не слышала.

Эшли снова качнулась на сиденье, выдерживая паузу, как если бы у них с Льюисом были серьезные неприятности, а затем легко сказала:

- Они терпеть меня не могут. Все ополчились против меня, когда мы начали обсуждать меню. Они меня ненавидят.

Шевроле тихонько завелся, и я задалась вопросом: действительно ли Льюис собрался уезжать. Мысленно я нарисовала картинку, как он сидит в машине перед нашим домом всю ночь, и сон уносит его злость. Но машине все же сдвинулась с места, и вот он уже скрылся за тем же 4 страница углом, что и мой отец чуть раньше.

- Я уверена, они не ненавидят тебя, - сказала я, внезапно понимая, что разговариваю, как мама. Она была сейчас на танцах, и я будто бы заняла ее место.

- Я просто сказала, что глупо ссориться с поставщиком из-за лосося. Можно подумать, он будет такой громадной проблемой, и курица подойдет куда лучше. Я имею в виду, хотя бы здесь я могу сделать выбор сама, разве нет? Но стоило мне упомянуть лосося, как все замолчали и уставились на меня, а миссис Уоршер сказала недовольным голосом: «Ну, если тебе так нравится лосось, то скажи об этом поставщику 4 страница», - передразнила сестра тонким ядовитым голосом. Она все еще злилась, - Как будто сделала мне одолжение!

- Погоди, - начала я, - вы поссорились из-за лосося?

Теперь, когда мне было известно, что причиной драмы была рыба, все казалось куда менее трагичным. Я-то ожидала чего-то громкого, может, что-то о религии или сексе, в конце концов.

- О, нет, не только из-за лосося. Льюис решил, что будет хорошей идеей рассказать им о Кэрол. А еще о приглашениях и том, как на них не поставили дату в первый раз. И это я еще не сказала, что он говорил о папе!

- О папе 4 страница? А что он о нем говорил?

- Ну, они спросили, - Эшли махнула рукой, остановившись на середине предложения, словно объяснять было бы слишком долго, - о семье и всем таком, и Льюис рассказал о разводе родителей. Ладно, это еще нормально, но ему нужно было подробно описать Лорну, Канал 5, то, что она – ведущая прогноза погоды, а наш отец – спортивный обозреватель, и так далее, и так далее. Это было уже чересчур много.

- Но, Эш, - осторожно сказала я, - ведь все это – правда. Неприятная или нет, но правда!

- Да, но в его рассказе все звучало просто ужасно. Понимаешь, там была вся семья Льюиса, и теперь каждый 4 страница из них знает о папе и Лорне. Мне уже и представить страшно, что бы они подумали, узнав, что мама ходит в этот клуб с Лидией Котрелл. Боже, эти люди ходят в церковь, Хейвен!

- И что? Это не делает их лучше тебя.

Она протяжно вздохнула.

- Ты не понимаешь. У тебя просто никогда не было моментов, когда нужно было бы впечатлить кого-то. Все меняется, когда ты вырастаешь. А твоя семья очень сильно влияет на то, как тебя примут.

- Многие люди разводятся, Эш, - сказала я. – Не только наши родители.

Сестра слезла с качелей, оставив их болтаться на перекладине. Она подошла к 4 страница невысокой ограде на нашем крыльце и наклониласьее краем, опираясьналадони, а «святое»платье, развевалось вокруг ее ног.Ее волосысвисалина лицо, скрывая его, когда она произнесла:

- Знаю, Хейвен. Но у «многих людей» не такие же родители, как у нас.

По дороге проехала машина, и снова раздался лай Уткопса. Затем все стихло.

- Я сегодня видела Самнера, - тихо сказала я.

- Кого? – переспросила Эшли.

- Самнера.

- Самнера Ли?

- Да.

Пауза, затем сестра выпрямилась и откинула волосы с лица.

- Серьезно? И что он сказал?

- Ну, мы недолго беседовали. Он спрашивал о тебе.

- Спрашивал, - повторила она. – Мило с его стороны.

- Он работает в «Венго» сейчас, - продолжила 4 страница я, - ну и еще на нескольких работах.

- Когда он вернулся в город? Я думала, он в колледже.

- Кажется, он думает о том, чтобы взять перерыв.

- То есть бросить? – уточнила Эшли.

- Нет, - медленно отозвалась я. – Просто перерыв в учебе. Да и он еще ничего не решил, - теперь я начинала жалеть, что вообще заговорила об этом. Эшли частенько говорила о чем-то хорошем, портя его на твоих глазах.

- Что ж, это похоже на Самнера, - рассеянно сказала она. – Он никогда не был слишком амбициозным.

- Он сказал, что поздравляет тебя, - мне вдруг захотелось продолжать разговор. Не стоило ей быть такой противной. – И желает всего самого 4 страница лучшего.

- Мило, - повторила она, заскучав от этого разговора. Затем она открыла дверь и вошла в дом. – Если позвонит Льюис, скажи ему, что я легла спать. Не хочу ни с кем сейчас говорить, - донесся до меня ее голос.

- Эшли.

Она выглянула из-за двери.

- Что?

- Он был действительно рад за тебя, - выражение на лице сестры подсказало мне, что она считает этот разговор пустой тратой времени. – Знаешь, мне казалось, ты как-то поживее на это отреагируешь.

Эшли покачала головой, медленно скрываясь за дверью.

- Хейвен, я выхожу замуж меньше, чем через месяц. У меня нет времени думать о бывших парнях. У меня 4 страница даже о себе нет времени подумать!

- А я была рада его увидеть.

- Ты просто не знала его так, как я, - Эшли подняла обувь, брошенную у двери. – Просто скажи Льюису, что я уже сплю, ладно?

- Хорошо.

Мне хорошо был знаком этот усталый голос, которым сестра демонстрировала свое безразличие, так что я не рискнула продолжать разговор. Быть в «милости» у нашей невесты было для меня важно, так что иногда мне просто приходилось вовремя замолкать.

Я долго сидела на крыльце. Не знаю, чего я ждала. Не городского автобуса, который привез бы мою маму домой, как раньше, когда я не могла заснуть, не 4 страница услышав ее тихие шаги на первом этаже. И не звонка Льюиса, который все же позвонил, когда Эшли уже спала (или притворялась спящей). Это было совершенно иное ожидание, когда ты просто ждешь, сам не зная чего. Так часто бывает летом.

Глава 6

В первую неделю августа на нашей улице случились целых два возвращения домой. Одно было незаметным и не имело большого значения для кого-либо еще, кроме меня. А вот второе было большой новостью.

Незаметным возвращением был приезд моей лучшей подруги, Кейси Мелвин, из летнего лагеря, где она проводила каникулы уже несколько лет подряд, позволяя мальчишкам залезать к ней под футболку 4 страница и строча мне длинные драматичные письма розовой ручкой. Она приехала чуть пополневшей, стала еще милее, чем прежде, и пришла ко мне в гости в длинной зеленой футболке, принадлежавшей очередному из ее «бойфрендов-на-расстоянии». Ему было семнадцать, его звали Риком, и жил он в Пенсильвании. У нее, как обычно, было много всего, о чем можно рассказать.

- Боже, Хейвен, ты бы просто умерла, если бы увидела его! Он выглядит намно-ого лучше, чем любой из парней вокруг!

Мы сидели в ее комнате, пили колу и разглядывали фотографии (точнее, восемнадцать пачек фотографий). На снимках были улыбающиеся ребята, позирующие тут и там 4 страница, пляж, кампус и даже флаг лагеря. Флаг, как мне уже было известно, поднимался трижды в день. Судя по всему, фотографирование было единственным развлечением в лагере для Кейси. Впрочем, пробыв там чуть больше месяца, моя подруга стала, как это вежливо характеризовала мама, «неуправляемой».

Фотографий с Риком было примерно штук двадцать – я откладывала их в отдельную стопку, которая росла на глазах. На мой взгляд, он выглядел симпатично, но не потрясающе.

Кейси лежала на животе, вытянувшись на своей кровати, и называла мне ребят на снимках.

- О, а вот это Люси, та, что в красной футболке. Она была просто чокнутой, серьезно. Встречалась с одним 4 страница из вожатых, парнем из колледжа. И ее отправили домой на третьей неделе. Это было обидно, потому что с ней так весело! Люси могла сделать, что угодно, если попытаться взять ее на слабо.

- На слабо?

- Ага, - она села, протягивая мне еще одну пачку фотографий. – Кстати, это Рик звонил мне прошлым вечером, ты можешь в это поверить? Расстояние… Он сказал, что так скучает по мне, что мечтает вернуться обратно в лагерь. И что этот месяц был лучшим в его жизни. Я и сама собираюсь поехать к нему на День благодарения. Мы уже договорились с его родителями, и все такое 4 страница… - она мечтательно вздохнула, - Но это же целых четыре месяца! Я просто умру, не видя его четыре месяца.

Я посмотрела на свою лучшую подружку, вечно сходящую с ума по мальчикам. Она каталась по кровати, вздыхая и прижимая фотографию Рика к груди. Иногда любовь бывает отвратительной штукой.

- Итак, - наконец перестала стенать она, - что я пропустила здесь?

Я пожала плечами, глотнув еще колы.

- Ничего особенного. Папа женился. Ну, ты и так знала.

- Как прошла свадьба? Ужасно?

- Нет, - покачала я головой, счастливая, что она спросила. Только лучшие подруги знают, что и в какой момент нужно произнести. – Скорее, это было странно. А Эшли сейчас стала просто 4 страница психопаткой со своей свадьбой. И моя мама собирается в тур по Европе с Лидией.

- С Лидией? Надолго?

- Примерно на месяц. Довольно долго.

- Боже, - она сдула волосы с лица. Кейси была рыжеволосой, точнее, даже оранжево-волосой. В детстве ее шевелюра напоминала тыкву по своему цвету, а на лице была россыпь веснушек, которые, к счастью, исчезли, когда она стала старше, но волосы все еще остались такой же безумной расцветки.

- Эй, а с кем ты останешься, если она уедет?

- Не знаю. Мы еще не обсуждали это.

- Но это же круто, весь дом будет в твоем распоряжении! Это будет потрясающе 4 страница, мы сможем устроить вечеринку или еще что-то.

- Да. Возможно, - я вернула ей фотографии, повернув лица к ней. Я не знала всех этих людей, и они казались мне целым миром с другим языком. Кейси встала, положила фотографии на стол и расправила бахрому на своих шортах. Затем она внезапно обернулась ко мне:

- Господи! Я ведь совсем забыла тебе сказать!

- О чем?

- О ГвендолинРоджерс, - Кейси прыгнула обратно на кровать, тряхнув ее так сильно, что балансировавшая на краю подушка слетела на пол. Моя подруга всегда роняла или разбивала что-то. Папа называл ее беззаботным дервишем.

- А что с ней? – я представила Гвендолин, выгуливающую 4 страница собаку и махавшую нам с Эшли рукой.

- Она вернулась. В смысле, домой приехала, - сказала Кейси голосом, по которому было понятно, что ей не терпится поделиться какими-то большими новостями. – А знаешь, почему? У нее был нервный срыв!

- Ты шутишь.

- Ее мама дружит с миссис Оливер, которая ходит в походы с моей мамой. И, кстати, она рассказала ей это по секрету, чтобы никто больше не знал.

- А твоя мама передала тебе.

- Не совсем, - сморщила нос Кейси. – Она говорила об этом миссис Кастер по телефону, а я случайно подслушала, когда курила на чердаке.

- Постой, ты куришь?

Она рассмеялась.

- Да, с начала лета 4 страница. Хотела завязать, но это так сложно. Кстати, не хочешь попробовать?

- Нет, - покачала я головой, пытаясь переварить новую информацию. – А почему у нее был нервный срыв?

- Потому что, - Кейси подошла к гардеробу и засунула руку далеко под стопку кофт, которые носила крайне редко, вытаскивая оттуда открытую пачку сигарет, - ее серьезно ранили. Мужчина. Ну и модельная индустрия. Это тяжело для девушки из маленького городка, Хейвен.

Что-то подсказало мне, что это не ее слова.

- Что за мужчина?

- Фотограф. Тот, что снимал ее для «Космо», помнишь, те снимки, где она в обтягивающем красном свитере с просвечивающей грудью?

Она вытряхнула сигарету 4 страница из пачки и сунула ее в рот, затем достала.

- Они хотели пожениться, но потом она застала его в постели в шестнадцатилетней девушкой.

- Господи, - пробормотала я.

- И еще одним парнем, - неумолимым тоном добавила Кейси, возвращая сигарету в рот. – Ты можешь себе представить?

- Это ужасно, - отозвалась я, чувствуя себя виноватой. В конце концов, Гвендолин не была моей знакомой, и я не должна была знать ее позорных секретов! Но благодаря длинному языку миссис Мелвин об этом скорее всего знают уже все соседи.

- Она прилетела в прошлую пятницу. Миссис Оливер сказала, она сразу же легла в постель и проспала сорок часов напролет. Бедняжка миссис Роджерс 4 страница! Она уже испугалась, что Гвендолин умирает от какого-то неизвестного заболевания, потому что та ни слова не сказала.

Кейси открыла окно, затем щелкнула зажигалкой и поднесла ее к концу сигареты.

- Потом она проснулась в четыре утра, - продолжала рассказ подруга, - и стала печь блины. Миссис Роджерс спустилась вниз, чтобы посмотреть, что происходит, и только тогда Гвендолин ей рассказала обо всем. Ты только представь: стоит на кухне в четыре утра, печет блины и рассказывает эту жуткую историю! А потом она съела десять блинов и ударилась в слезы. Миссис Роджерс сказала, что просто не знала, что предпринять. Кстати, с тех пор Гвендолин 4 страница больше ничего не говорила, - Кейси прищурилась. – Так миссис Оливер сказала.

- Десять блинов? – переспросила я. Эта часть истории казалась для меня самой невероятно.

- Боже, Хейвен, - раздраженно вздохнула Кейси. Она ненавидела, когда кто-то отвлекал ее от рассказа. – А еще она пошла на прогулку.

- На прогулку?

Подруга вынула сигарету изо рта и стряхнула пепел за окошко.

- Гуляла всю ночь. Бродила по улицам по соседству. Не могла заснуть, может, не хотела, не знаю. Миссис Оливер говорит, она была как призрак, плывущий над дорожками. Ну, знаешь, с этими ее длинными ногами. Должно быть, она выглядела странно ночью.

Я вдруг почувствовала азартное любопытство 4 страница, знаете, такое бывает, когда подбираешься к завязке хорошего ужастика. Мне легко представлялась длинноногаяГвендолин, медленно идущая по залитым лунным светом улицам, опустив голову, а ее длинные волосы свисают на лицо. ГвендолинРоджерс, супермодель, бродит по улицам, где прошло наше детство…


documentaootjbt.html
documentaootqmb.html
documentaootxwj.html
documentaooufgr.html
documentaooumqz.html
Документ 4 страница